Охота на зайца

Галина Анатольевна Салмова
Виктор Алексеевич Кожайкин
Леонид Викторович Сериков


В. А. Кожайкин, Г. А. Салмова, Л. В. Сериков
Охота на зайца

ВВЕДЕНИЕ

 
    ОХОТА
 
Пора! Оранжево и резко
В лучах потрескивает лес,
Стеклянный выстрел в перелеске,
Собачий лай наперерез.
В ружейных яростных повторах
Трубит охотничий рожок.
В морозном воздухе, как порох,
Пересыпается снежок.
Узнай, чей выстрел был прицельней?
Рычат собаки, озверев.
Сухая тень зари вечерней
Волной отходит от дерев.
Пора! В сторожку, к жаркой печке,
Трофей единственный храня,
Погреться, вспомнить про осечки,
Почистить ружья у огня.
 
    В. Дронников
 
   Прочитав эти строки Виктора Дронникова, обыватель может спросить: «Почему трофей один? Весь день охотились, и только один трофей? И чему радуются эти горе-охотники? И вообще, что ж это за зверь такой, что даже один считается знатным трофеем?» Но так может рассуждать только тот, кто ни разу не бывал на охоте, кто не встречал рассвет в поле, не вдыхал морозную свежесть утра, не ощущал охотничьего азарта.
   На наш взгляд трофеем этих охотников стал именно заяц. Да, да, именно заяц! И многие охотники, наверное, поймут нас. Сколько километров приходится протопать по полям, читая путанку следов, прежде чем поднимешь косого. И все это по морозцу, а осенний, не говоря уже про зимний, день короток. А потом его нужно еще и взять…
   Именно охоте на зайца и посвящена эта книга. В ней вы найдете не только описания способов охоты на зайца. Охотники-собаководы узнают о правильных способах натаски и дрессировки своих любимцев, чтобы охота стала уловистой, а не только способом провести время. Также в ней описан довольно редкий в наше время способ охоты на зайца – охота с пернатыми хищниками. Прочитав эту книгу, вы узнаете, как правильно экипироваться, а советы поваров помогут продлить удовольствие от столь желанного трофея.

ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ

   С большой долей вероятности можно сказать, что первобытные люди на зайца не охотились. Общинный строй предполагал необходимость обеспечения пропитанием всех членов племени.
   Для этого требовалось добывать максимально крупных животных. У древнего человека не было ни собак, способных догнать зайца, ни оружия, пригодного для его добычи. Не исключено лишь случайное попадание этого зверька в ловчие ямы для более крупной добычи.
   С развитием земледелия и скотоводства охота стала второстепенным занятием для большинства людей. Мужчины выходили на охоту, чтобы разнообразить рацион своей семьи, кроме того люди научились плести сети и использовать их для ловли не только рыбы, но и птиц, а также для добычи прочих мелких животных, в том числе и зайцев.
   После разделения общества на классы охота на зайцев осталась занятием простолюдинов, а князья развлекались травлей кабанов, оленей и другой крупной дичи. Да и на Востоке с борзыми охотились в основном на мелких копытных, заяц же был добычей второстепенной. В письменных источниках охота на зайцев упоминается в 1270 г. Новгородцы упрекают князя Ярослава в несоблюдении их прав: «А псов держишь много и отнял еси у нас поле заячьи ловцы». Существует не одно толкование этого текста. Согласно одной версии князь травил зайцев на полях новгородцев борзыми (конечно, не русскими псовыми, а восточными). При этом они должны были обладать очень большой резвостью, чтобы успеть поймать зайца на не слишком больших полях. На это возражают, что восточные борзые такими способностями не обладали. Возможно, они и не были восточными: еще во II в. н. э. Флавий Арнан в трактате об охоте упоминал о резвых галльских собаках, способных догнать зайца. Травили их, как позже, на Руси, из-под гончих. А возможно, и среди восточных борзых были породы, работающие накоротке, т. е. берущие зверя на коротком расстоянии.
   Не исключено, что подобные собаки были у волжских булгар и именно они были прародителями русской псовой борзой. По другой версии собак, предназначенных для травли крупных зверей, псари водили в поле на проводку, и те распугивали зайцев, которых ловили тенетами сами новгородцы, но это предположение менее вероятно. В пользу же первой версии говорит следующий отрывок из Новгородских летописных сборников: «В лето 6788 месяца октября в 29 день… И начали звать князя Данила в поле ездить ради утешения, смотреть зверского уловления зайцев».
   Существует лишь два зверя, способных «уловлять» зайца (борзая собака и гепард), хотя с последним все же больше охотились на газелей, но и на Русь они иногда попадали из Византии.
   В то время элитарной была охота с ловчими птицами – соколиная охота. Охотились на уток, цапель и других птиц. При княжеских дворах обреталось немало выходцев с Востока и из Средней Азии, а там традиционна охота с ловчими птицами на зайцев. Нет сомнения, что и у русских князей имелись крупные хищные птицы, способные удержать зайца, просто охота на уток более зрелищна и поэтому была более предпочительной.
   Об окончательном внедрении псовой охоты на зайцев в аристократическую среду говорится в «Записках о московитских делах». Ф. Герберштейна – австрийского дипломата, побывавшего в Москве в 1517 и 1526 гг. Он пишет: «Длинным рядом стояло около ста человек… Недалеко стояли все другие всадники, наблюдая, чтобы зайцы не пробежали через это место и не ушли бы совсем… Князь первый закричал охотнику, приказывая начинать; не теряя ни минуты, тот скачет во весь опор к другим охотникам, которых большое число; все вскрикивают в один голос и спускают больших меделянских „духовых“ (гончих) собак. Тогда в самом деле очень весело слышать громкий и разнообразный лай собак, а у князя их очень много, и притом отличных. Некоторые из них употребляются только для травли зайцев, – это так называемые курцы, красивые, с пушистыми хвостами и ушами, вообще смелые, но неспособные к долгой гонке… Когда выбегает заяц, спускаются три, четыре, пять или более собак, которые отовсюду бросаются за ним, а когда они схватят его, поднимается крик, большие рукоплескания, как будто пойман большой зверь. Если же зайцы долго не выбегают, тогда обыкновенно князь кличет кого-нибудь, кого увидит между кустарниками с зайцем в мешке, и кричит: „Гуй, гуй!“ Этими словами он дает знать, что зайца надобно выпустить. Таким образом, зайцы выскакивают иногда, как будто сонные, прыгая между собаками. Чья собака затравила больше зайцев, того считают героем дня. По окончании охоты все сошлись и свалили зайцев в одном месте; тогда их стали считать, и насчитано их было до трехсот.».
   Необычно сочетание настоящей охоты с заячьими садками (испытаниями или состязаниями собак по подсадному зверю), вошедшее в российский обиход много позднее и ставшее очень популярным во второй половине XIX в. Сама же эта охота проходила в своеобразном княжеском заказнике, где охотиться кому-либо было строжайше запрещено, потому что в этих специальных местах всегда водилось много зверя и в первую очередь, конечно, зайцев.
   Из этого отрывка видно, что к началу XVI в. комплектная охота на Руси уже сформировалась и в дальнейшем только совершенствовалась. Временем же рождения русской псовой борзой условно можно считать 1603 г., когда царь Борис Федорович Годунов преподносит персидскому шаху Аббасу двух борзых собак. Надо полагать, к этому времени они уже совершенно не походили на восточных борзых, которых в Персии было и так достаточно. В период Смуты собак в царском ловчем приказе не осталось, и царю Михаилу Федоровичу пришлось послать людей в Ярославль и Кострому с приказом брать собак борзых, гончих и меделянских. Последних использовали для травли крупных зверей.
   Алексей Михайлович предпочитал соколиную охоту, но ценил и псовую. При нем она приобрела окончательный регулярный характер, а в конце XVII в. псовых охот в окрестностях Москвы стало так много, что Петру I для защиты полей земледельцев от потрав пришлось издать Указ о запрещении псовой охоты в ближних к Москве местах.
   Комплектной охотой распоряжался ловчий, его обязанностями были организация всего процесса и контроль за четким выполнением подчиненными своих обязанностей. Большим человеком был и доезжачий – руководитель и воспитатель стаи гончих.
   Опытный доезжачий ценился очень высоко, а приездка (послушание) стаи у него была изумительной. Гончие текли у ног его лошади без смычков, не разбегаясь, он мог оставить их возле стада домашнего скота, и те сидели, не смея нападать на животных до зова, поданного в рог, по которому возвращались на свой двор. К корыту с едой они также не подходили до подачи сигнала. Это тем более удивительно, что по свидетельствам того времени по природе русские гончие отличались угрюмой звероватостью и склонностью к скотничеству (нападению на домашних животных).
   Гончих использовали в то время исключительно для выгона зверя из отъемных островов леса посреди полей.
   В остров гончие набрасывались по сигналу доезжачего, и выжлятники (обслуга при гончих) следили за тем, чтобы они не выскакивали в поле за зверем, так как там уже ждали охотники с псарями, держащими борзых на сворах. Старшим из псарей был стремянной – человек, водивший барскую свору. По зайцу травил лишь тот борзятник, на кого выскочил зверек, также и по лисице. И лишь на волка пускали при необходимости соседние своры.
   Для кормления собак были специальные люди – корытничии, помогали всей взрослой обслуге мальчики, будущие псари и выжлятники. Разумеется, для комплектной охоты применялись лошади, снаряжение и специальная одежда, которую псари и выжлятники надевали на выезд.
   Как только не хулили позднее псовую охоту и новоявленные демократы от дворян, и революционеры, и даже некоторые писатели-народники: заставляли де помещики-самодуры баб выкармливать борзых щенков грудью, на охоте подвергали опасности подневольных своих людей. Помещики, конечно, встречались разные, но основанием к первой небылице послужил, видимо, анекдот, часто рассказываемый Петром Михайловичем Ма-чевариановым: «Померла у меня Лебедка, и остались после нее малые щенята; призвал я старосту и велел ему раздать щенят на деревню бабам, чтобы их выкормили. Я-то думал, будут с пальца или с соски коровьим молоком кормить, а они сдуру стали щенят кормить грудью, и вышли собаки глупые-преглупые!» Что же касается «замученных» охотой крепостных, то по сравнению с работой в поле обязанности псарей и выжлятников были синекурой. Доезжачим же мог стать лишь один из тысячи, а если что не так бывало, то и барину от него доставалось, как написано у Л. Н. Толстого в «Войне и мире». На охоте псари и выжлятники проявляли порой больший азарт, чем их хозяева.
   В Семенов день (1 сентября по старому стилю) у псовых охотников праздник. Обязателен выезд в отъезжее поле, обычно на лисицу и зайца-русака. Иногда выезжали на ближние к усадьбе острова. Охота проводилась следующим образом. Наличие зверя в островах доезжачий определял заблаговременно; ближние острова он знал как свои пять пальцев, а о дальних расспрашивал местных крестьян, о том, как часто видят они зайцев, волков и лисиц. Острова, где зайцев было много, назывались зайчистыми. В полной тишине охотники подходили к острову. Доезжачий останавливал стаю гончих у опушки, а охотники и псари-борзятники занимали удобные лазы вокруг острова согласно указаниям хозяина охоты и ловчего. Как только все были на местах, подавался сигнал набрасывать гончих, и они рассыпались по острову. Вот одна гончая натекла на зверя и подала голос, к ней подвалила другая, в другом конце острова поднят еще один заяц и еще, а вот уже остров наполнился хором непередаваемых звуков, будто кто-то рвет гончих на части. От звуков этих замирает сердце охотника в предвкушении удалой травли. Вот первый заяц выкатил на чистое, а за ним выскочила обазартившаяся гончая, но тут, как из-под земли, появляется выжлятник на взмыленном коне и отхлопывает ослушницу обратно в остров. То тут, то там раздаются ату-канье и возгласы радости и разочарования. Н. П. Ермолов в рассказе, опубликованном в журнале «Природа и охота» в конце XIX в., вспоминает удивительный случай. На острове оказалось такое огромное количество зайцев, что они бежали оттуда десятками, борзые и охотники даже не успевали увидеть всех выбегающих зайцев. Лучшими сворами затравили до 13 зайцев. Собаки лежали в изнеможении, да и сами охотники слезли с лошадей и улеглись рядом, чтобы хоть немного передохнуть. Никто до этого с таким явлением не сталкивался.
   До отмены крепостного права почти каждый помещик считал своим долгом держать комплектную псовую охоту, многие семьи по 100 лет вели свои фамильные породы русских псовых борзых. Фамильной породой назывался легкоотличимый тип борзых, предпочитавшийся данным помещиком. Основным своим долгом владельцы охот считали истребление волков, наносивших огромный вред крестьянским хозяйствам, но с удовольствием охотились на зайца-беляка и лисицу. Внаезд-ку, т. е. без гончих по зайцу-русаку, охотились редко.
   Положение изменилось после 1861 г. Дешевой рабочей силы не стало, и большинство комплектных псовых охот прекратило свое существование. Зато остались они у настоящих ценителей этой охоты и борзых собак. Охота с борзыми стала демократичнее, и даже люди недворянского сословия начали заводить собак и охотиться внаезд-ку, т. е. растянувшись цепью по полю и поднимая зайцев и лисиц вытаптыванием и на хлопки, объезжая группы кустов и бурьяна, похлопывая арапником о голенищу, поднимали лежащего крепко зверя.
   Борзятник, охотящийся без гончих, назывался мелкотравчатым.
   Заяц-русак стал основным объектом охоты, еще раньше этому послужила раздача наделов в степных областях России. Борзые старых времен не удовлетворяли нуждам степных мелкотравчатых охотников.
   Собаки были покрыты густой псовиной и работали накоротке под островом по зайцу-беляку. В степной зоне они быстро перегревались и уставали, им не хватало сил для долгой скачки за степным русаком-ковыльником.
   Тогда-то и начались эксперименты по скрещиванию русских псовых с крымками, горками, грейхаундами. Кто-то только бестолково перепортил своих собак, а кто-то (как, например, П. М. Мачеварианов) вывел новый замечательный тип русской псовой, который достиг своего совершенства в охоте великого князя Николая Николаевича, организованной в селе Першино.
   Внешним видом и работой этих собак мы восхищаемся и поныне. Они унаследовали красивую псовину и уникальный бросок густопсовых старых времен, приобрели выносливость и силу борзых крымских и горских. Вот так русская борзая создавалась для охоты на волка, а совершенства достигла, когда стала охотиться на удалого русака.
   Для нас отмена крепостного права – лишь глава в учебнике истории, а для живших в то время это был поворотный пункт всей жизни; для одних конец всему, а других – начало новой жизни. Не могло это не отразиться и на охотничьих традициях и способах охоты. Появились не только мелкотравчатые, но и гончатники, т. е. охотящиеся с одними гончими.
   Поначалу это выглядело так же, как комплектная охота, только вместо борзятников под остров вставали охотники с ружьями. Многие дворяне стали считать псовую охоту пережитком прошлого и завели ружья и легавых, выписанных из-за границы.
   Таких немало было и до этого, но основную часть составляли разночинцы, городская интеллигенция, люди искусства.
   Теперь не слишком тесные ряды ружейников пополнили свободные крестьяне, до этого лишь очень небольшое количество которых могло удовлетворять свою страсть к охоте. Чаще они просто потихоньку браконьерствовали. Дорогие охотничьи собаки были им недоступны, и опытные, наблюдательные крестьянские следопыты прекрасно охотились самотопом, осенью, троплением зимой и на узерку в предзимье, когда заяц уже побелел, а снега еще нет. И, несмотря на то что их основным оружием были старенькие шомполки, без добычи они не оставались.
   После революции большое количество борзых и гончих попало в руки крестьян. Не одну семью борзые спасли от голода в период Гражданской войны и разрухи, обеспечивая хозяев зайчатиной. Борзых ценили, но важности кровности не понимали, и к 1940 г. чистокровных псовых осталось совсем мало. Першинская охота была продана за границу.
   Потомки этих борзых появились у нас после войны и помогли вернуть местной популяции прежние благородные черты. Регулярно начали проводиться полевые испытания по вольному зверью – зайцу-русаку и лисице. Они помогают хоть немного приобщиться к любимой забаве предков – съезжей псовой охоте, когда единомышленники собирались вместе поохотиться, собак померить по цвелому матерому русаку на завладай.
   На равных общались и спорили здесь богатые обладатели комплектных охот и мелкотравчатые владельцы одной-двух свор борзых.
   Ни одно самое подробное описание не поможет передать атмосферу псовой охоты позапрошлого века. И только рассказ очевидца, участника и владельца подобной охоты может приблизить современного человека к пониманию ее поэзии, языка и той доли юмора, которая всегда присутствовала в ней, понять, какая ее часть пришла в сегодняшний день как наследство предков, дань традиции и неубывающей в человеке жажде острых ощущений, древнейшей охотничьей страсти.

БИОЛОГИЯ БЕЛЯКА И РУСАКА

   Заяц-русак самый крупный из семейства зайцев, его длина может достигать 70 см, а вес – 7 кг. В среднем же взрослый русак весит 4–5 кг. Уши у него длиннее, чем у беляка (100–120 мм) и более длинный хвост, имеющий остроконечную форму (рис. 1).
   Кончики ушей темные, почти черные. Общая окраска шерсти желтовато-палево-коричневатая, сероватые бока и более светлое брюхо и шея. На спине чубарый ремень, или седловина. Зимой заяц значительно светлеет (иногда даже белеет), но никогда не становится полностью белым. Цвет зимнего наряда во многом зависит от постоянного местообитания: от того, открытые это заснеженные поля или темные бурьяны. Ярко выражен подшерсток, имеющий слегка вьющийся остевой волос. Длинные задние лапы покрыты густой прилегающей шерстью средней жесткости. Скорость бега русака выше, чем у беляка, и достигает 50 км/ч. Русак – изначально степное животное, но широко распространен и в зоне лесостепи. С развитием сельского хозяйства и в связи с вырубкой лесов ареал русака значительно расширился (рис. 2).
   Немало русаков селится по опушкам лесов и в кустарниках. Искусственно и довольно успешно расселяли русаков в Новосибирской, Кемеровской, Читинской областях, в Алтайском, Красноярском, Хабаровском краях, хотя не везде они достигли значительной численности. В северных частях ареала русаки крупнее, чем в южных. Русак ведет оседлый образ жизни, упорно предпочитая те места, где появился на свет. Ложится русак на ночь в радиусе 400 м от прежней лежки, и, лишь многократно напуганный преследованием, он навсегда покидает эти места. Вспугнутый, например, на стерне заяц на следующий день сюда не вернется, а отлежится в лесополосе или лесопосадках, но через день будет на прежнем месте. В степной полосе в бескормные зимы зайцы иногда массово перекочевывают в поисках корма. Пока позволяют высота и рыхлость снежного покрова заяц будет кормиться на озимых. При крепком насте или очень высоком снежном покрове становится он вредителем садовых деревьев или жирует по краям лесополос и лесных массивов. С наступлением оттепели возвращается к любимому корму. На твердом грунте ложится, не устраивая логова, а в рыхлом выкапывает ямку глубиной около 8 см и ложится, опустив голову на вытянутые передние лапы и прижав уши. Тонкий слух позволяет ему постоянно контролировать окружающую обстановку (рис. 3).
 
   За лето у русаков бывает до четырех выводков на юге, три – в средней полосе, восточнее – не более двух. Зайчата весеннего помета называются настовиками, летнего – колосовиками, конца лета и начала осени – листопадниками. Выводки невелики – 2–4 зайчонка. Рождаются они в небольшом углублении, естественном или сделанным зайчихой, очень развитыми, с открытыми глазами. Мать остается с ними очень недолго, кормит густым, жирным молоком и на несколько дней покидает. Если на детенышей наткнется другая кормящая зайчиха, она их покормит, а в общем число кормлений до начала питания зеленым кормом минимально. Молодые зайцы еще долго живут близко друг от друга. Полностью взрослыми они становятся к 15 месяцам, хотя размножаться способны раньше. Продолжительность жизни – 7–8 лет. Гон начинается еще в середине зимы, самцы в это время очень возбуждены, много бегают в поисках самки, и, собравшись около нее по несколько особей за раз, устраивают «танцы» и дуэли: встают на задние лапы и «боксируют» друг друга передними. Беременность у зайчихи длится 45–50 дней. Способность путать следы у зайцев врожденная, но велико и умение приспосабливаться, набираться опыта. Матерые русаки становятся почти наглыми: отличают охотника от пешехода, привязанную собаку от бегающей на свободе, в то время как молодые очень осторожны и чересчур пугливы, часто даже во вред себе. Этим объясняется большой отсев русака в первый год жизни. Русак не слишком подвержен болезням. Работающих колхозников, автомобилей, тракторов зайцы быстро перестают пугаться. Убегая, они иногда пытаются определить обстановку: присаживаются или, встав на задние лапы, оглядываются вокруг. Заяц, хотя бы раз побывавший под борзыми, так уже никогда не сделает. В литературе есть пример необычного поведения русака: убегая от борзых, он может столкнуть с лежки другого зайца и залечь на его место, если собаки не очень близко. И молодые, и матерые зайцы избегают приближаться к лесонасаждениям во время обильного листопада, поскольку шум листьев мешает им услышать приближающегося врага.
   Не слишком нравится им и капающая с деревьев и высоких кустов вода, поэтому после дождя он старается найти место посуше. В очень холодные с обильными дождями весны зайчата первого помета могут погибнуть, и тогда по осени малочисленность зайцев становится очень заметна, но все же колебание численности русака менее выражено, чем у беляка, очень подверженного эпизоо-тиям в дождливые годы.
 
   Заяц-беляк также может достигать 70 см в длину, но вес его не бывает больше 5,5 кг (средний вес 2,5–3 кг). Уши не слишком длинные с черными кончиками, остающимися таковыми и при белом зимнем наряде.
   Летом беляк даже темнее русака и имеет грязно-коричнево-красноватый цвет со светлыми брюхом, на хвосте черноты нет. В странах с выраженным морским климатом беляк не белеет, так как там мало снега и лежит он недолго.
   Ведет чисто лесной образ жизни, но в чащи не забивается, предпочитая разреженные лиственные леса и леса, перемежающиеся вырубками, гарями и полянами, хотя на открытые места старается не выходить, кроме походов на гумна, в сады и огороды.
   В середине лета иногда ложится на поле неубранных злаковых, но вблизи спасительного леса. Выходит на поля озимых, которые любит не меньше русака. В лесу питается листвой, побегами деревьев, травянистыми растениями. Любимое дерево – осина.
   Хотя беляк бегает медленнее русака, задние ноги у него больше и мощнее относительно туловища, лапы задних ног шире и волос на них жестче, чем у русака. Объясняется это тем, что в лесу снег более рыхлый – нужные более широкие «лыжи».
   Область распространения чрезвычайна широка, на территории России обитает практически повсеместно и, кроме тундры, куда зайцы предпринимают сезонные миграции, живет оседло, меняя только места кормежек в зависимости от сезона (рис. 5).
 
   Для дневного отдыха выбирает крепкие места, кроме периодов листопада и капели, когда предпочитает ложиться на открытом месте. Особенно активен в предутренние часы, а в тундре активен и днем. Слух у беляка развит исключительно, а вот зрение и обоняние не очень. Тихо стоящего человека он может и не обнаружить. Весной после голодовки скапливаются на полянках с молодой травой, которую поедают с жадностью, при этом теряют бдительность. Гон проходит бурно, и между самцами часто случаются драки. В тундре у беляка бывает лишь один помет, но до 7 зайчат, а в средней полосе и южнее – 2–3, но зайчат в каждом помете в 2 раза меньше. Зайчата зрячи и самостоятельны уже при рождении, покрыты густой шерстью, очень быстро растут и способны довольно быстро бегать. Выводок держится вблизи матери, и, бывает, зайчиха, подобно птицам, отводит хищника от зайчат, имитируя ранение. Уже в конце первой недели жизни зайчата начинают есть траву.

Повадки русака

   Осенью и в начале зимы, пока снег еще неглубок, основной кормовой базой русака являются поля озимых. В угодьях им основное внимание. Чаще всего заяц устраивается на лежку в 80-100 м от зеленей. Его присутствие можно узнать по вы-стреженным островкам на озими. Если срезанные кончики не пожелтели, то кормился заяц нынешней или вчерашней ночью. Старый помет имеет сероватый цвет, а свежий – темно-зеленый и мнется в пальцах, не рассыпаясь. На влажной почве легко различаются следы. Заяц любит ложиться на пашне под отвалом или в двойной борозде. Имеет смысл проверять только старые пашни, примыкающие к зеленям. На свежевспа-ханном поле и бороновке зайца искать бесполезно, не ляжет он и в слишком грязную пашню. Подходят для поиска и другие поля, примыкающие к озимым: неудоби с холмиками и овражками, многолетки (давно не обрабатываемые поля), стерни и бурьяны. Для укрытия заяц использует любые неровности: ямки, высокую траву, стожки, кучки соломы и валки на скошенных полях. Осенью можно наблюдать стремление зайца уйти от погони именно по озимым, а также встать на дорогу и скрыться в ближайшей лесополосе. Ложится заяц и непосредственно на озимых, если они не слишком низкие, также ближе к краю на более возвышенной части поля (там суше). Обходить такое поле лучше в 60 м от края, особенно перспективна часть, примыкающая к лесополосе. В густых высоких зеленях он может выскочить прямо из-под ног. Лежку здесь можно приметить по кучке земли, выброшенной при устройстве лежки. Часто за такой бугорок можно принять глыбу земли, но проверять все же стоит. Во всех случаях нужно стараться идти только на ветер, чтобы быть обнаруженным как можно позже, и всегда быть готовым к выстрелу. Заяц имеет привычку появляться, как только вы забросили ружье за спину. В начале сезона можно хорошо поохотиться в колхозных садах, заросших сорняками, когда заяц еще совсем не боится человека. Сложность заключается в том, что зверек появляется лишь на долю секунды и скрывается в следующем ряду, поэтому лучше охотиться здесь втроем. Позже настеганного зайца в саду искать уже бесполезно. Сложно охотиться в период предзимья. Побелевший заяц в ожидании снега таится, ложится по краям оврагов, заросших редким кустарником, в полезащитных лесополосах. Все еще серые зайцы предпочитают высокие бурьяны, легкопроходимые у земли. В высокой густой спутанной траве зайца лучше не искать, она непригодна для быстрого бега.
   С наступлением зимы заяц переходит на пашни, уже не делая существенного различия, старые они или более свежие. Его также стоит искать у края озимых, в 100–200 м. Нужно найти жировки и след, ведущий с них на пашню. Если поле лишь слегка присыпано снегом, тропление затруднительно, но верное направление определить все же можно. Бывает, ветер гоняет верхний сухой слой снега и заметает следы, тогда действовать нужно, как на осенней охоте, просто идти вдоль зеленей не ближе 100 м от их края и быть очень внимательным: на пестром поле заяц плохо различается. На поле, сплошь покрытом довольно ровным слоем снега, лежку можно заметить издалека по «шапочке» выброшенного с лежки снега, но бывает, лежка представляет собой просто углубление. Лежки чаще располагаются теперь вблизи посадки, где заяц кормится в период глубокого снега, но могут быть и на середине поля, но только при уплотненном снеге, по рыхлому глубокому снегу заяц в глубь поля не заходит. В середине зимы он предпочитает глубокую пашню, в которой роет довольно глубокие норы для лежки. Они малозаметны для охотника, и, бывает, заяц вырывается из снега прямо под ногами или за спиной. В любой период сезона матерый русак проявляется больше хладнокровия и выдержки, чем прибылой, старается перележать опасность. Он больше боится остановки охотника, чем его движения. Нередко бывает, что, когда охотник остановился, обдумывая дальнейший маршрут, чуть в стороне позади него вскакивает русачи-ще – не выдержали нервы.
   Очень любимы зайцам и углы поля с пучками сухой травы, островки неудобей посреди озимых. На поле люцерны он прячется под скошенными валками. На культурных полях заяц роет лежку вдоль, а не поперек рядов, а в степи – под выступающим пучком более высоких растений. Встречается в балках по краю камыша или в бурьяне. При высоком снеге кормится не только ветками по краю посадок, но и семенами с верхушек высоких сорных трав, теперь ставших ему доступными. В яркие, солнечные дни хорошо, если солнце будет светить вам в спину, иначе сделать удачный выстрел трудно. Еще нужно помнить, что заяц ложится головой к своему следу.
   Поздней осенью зайца манят огороды дачников и сельских жителей. По неглубокому снегу его можно застать непосредственно на дачных участках, а вблизи деревень он может держаться постоянно. Очень перспективны бурьяны у ферм и деревенские кладбища, по краю которых заяц ложится довольно часто.
   Погода – очень важный фактор. В сырую, пасмурную погоду и в оттепель заяц лежит крепко и подпускает близко, в ясные, морозные дни, когда снег скрипит под ногами, подойти на выстрел бывает чрезвычайно трудно. Сильный ветер от зверя поможет подойти ближе, безветренная погода помешает этому. Если после оттепели в ночь подморозило, идти на охоту практически бесполезно. По осени, если вы вошли в озимые или густую траву и обувь стала очень мокрой, найти здесь зайца очень маловероятно. Зато в скошенном подсолнечнике и кукурузе можно зайцу и лежать, и спрятаться от преследователей.
   Уходить заяц предпочитает по ветру. Заяц крепок на рану, после выстрела, даже кажущегося верным промахом, все же проследите за движением зверька, по снегу есть шанс добрать подранка по следам. Но не нужно идти сразу, иначе заяц будет бегать целый день. Надо дать ему найти место для лежки, через 1 ч его легко можно будет добрать. У зайца велика тяга к отверстиям, он любит прятаться в норах лисиц и барсуков и даже в трубах.
   От преследователей осенью часто уходит дорогами, лыжнями и собственными натоптанными тропами – зимой.
   Подсказку может дать барометр. Рост атмосферного давления говорит о том, что заяц будет держаться открытых мест и вести себя осторожно и чутко. При резком падении атмосферного давления заяц лежит плотно на жнивье, пашне, по опушкам, местам, в бурьяне или многолетке.
   Ходить нужно медленно, при быстром передвижении заяц пропускает охотника. А всадник должен ехать самым медленным шагом. Лошадь зверек боится меньше. Беляка (как и русака) можно обнаружить по жировкам, только это погрызы на деревьях, кора и побеги там обглоданы. Погрызы выглядят потемневшими, заветревшими, если они сделаны довольно давно, свежие погрызы светлые. Его также можно обнаружить не далеко от постоянного места кормежки, более того, иногда удается поднять двух и даже трех беляков, возможно, однопометников. Обойдя жировку по спирали, зайца можно поднять на расстоянии от 200 до 300 м. Лежать он предпочитает под выворотнями, еловой лапой, в углублении у корней.
   В густых насаждениях беляки выбирают для лежки небольшие куртины молодых елок. Перебегая открытое место, беляк старается придерживаться хоть какого-нибудь укрытия, например ствола упавшего дерева.
   Если не удалось добыть поднятого зайца, пробегите по ходу зверька 50–70 м и, остановившись, внимательно оглядитесь и прислушайтесь. Обычно молодой заяц старается определить, откуда идет опасность, и, присев, также оглядывается и прислушивается. А бывает, что, пробежав небольшой круг, он натыкается прямо на охотника.
   Зимой беляк предпочитает кормиться в ивняке по берегам рек и озер. Беляк (как и русак) в это время выходит на кормежку на окраину деревень, к фермам и на огороды. В ноябре-декабре сытый заяц быстро идет на лежку, а к концу января начинает много бегать, оставляя длинный путаный след. Скидывается, идя на лежку, на 2–3 м за елочку, пень, снежный надув и, сделав небольшую петлю, ложится головой на свой след.
   При высоком снеге выкапывает норку как под укрытием, так и на открытом месте. Лежит в такой норе беляк чрезвычайно крепко: можно пройти на лыжах рядом, а он не поднимется. Длина следа идущего на лежку зайца может достигать 3 км.

СОВРЕМЕННАЯ ОХОТА НА ЗАЙЦА С БОРЗОЙ. ДВЕ ИЛИ ОДНА?

   Борзая – одиночный ловец, даже в старые времена она была редкостью, а ныне почти феномен. Мгновенное наитие, миг удачи случается почти с каждой борзой хотя бы раз в жизни, когда она в одиночку и, бывает, даже без угонок ловит зайца. Это в первую очередь о псовых, с хортыми такое случается несколько чаще. Грейхаунды последние годы стали демонстрировать прекрасную одиночную работу по русаку.
   И все же настоящие любители охоты с борзыми стараются держать две и даже три собаки любой породы, которые называются сворой (как и ремень, на котором их водят). Причем от материального благосостояния количество собак зависит в меньшей степени. Помногу собак держат в сельской местности и в таких крупных городах, как Москва и Санкт-Петербург. Крупные питомники имеют шесть и более борзых, и, хотя это никак не связано с нуждами охоты, они часто урегулярно бывают на охоте и на полевых испытаниях. Чтобы создать условия для необходимого тренинга такому количеству собак, т. е. постоянно выезжать с ними за город, нужен микроавтобус, да и для выездов на охоту с тремя собаками, конечно, лучше иметь автомобиль.
   Для выгула в городе трех столь крупных, активных собак нужна немалая физическая сила.
   Удивительно, но есть тем не менее немало женщин, которые держат полные своры и даже выезжают с ними на полевые испытания в другие регионы обычным железнодорожным транспортом. Итак, можно сказать, что количество собак зависит от степени увлеченности псовой охотой, во-первых, во-вторых, от физических возможностей (рывок борзой, увидевшей добычу, легко может свалить с ног неподготовленного человека), в-третьих, от технического оснащения и, только в-четвертых, от размера жилплощади.
   Есть примеры, когда целый питомник прекрасно размещается в двухкомнатной квартире и не вызывает никаких нареканий соседей, так как борзые не пахнут, редко лают, ласковы и чистоплотны. Лишь на последнем месте стоит материальная сторона. Богатство и бедность – понятия относительные, ведь известна расхожая истина: богат не тот, у кого денег много, а тот, кому их хватает.
   Оптимальный вариант для полноценной охоты – пара борзых, состоящая из кобеля (он надежнее в работе по лисице, поимистее) и суки (она резвее, а это качество необходимо для охоты на зайца). Как правило, первую угонку делает сука, многие «дамы» отличаются невероятной жадностью в работе по зайцу.
   Но возьмете ли вы однопометников или кобеля и суку из разных пометов, всегда будет стоять задача не допустить нежелательную вязку. Однопометников вообще вязать нельзя, разнопометных собак, конечно, можно, но сука может иметь щенков лишь 2–3 раза в жизни, иначе она всегда будет в нерабочей форме, и о полноценной охоте на зайца нечего и думать.
   Период беременности, вскармливания и реабилитации (т. е. восстановления формы) у суки длится почти 8 месяцев. Поэтому многие берут двух сук или двух кобелей. Если это щенки одного возраста, проблема совместимости не возникает. Неплохо находят общий язык взрослая собака и щенок.
   Если же вы к уже взрослой собаке берете другую взрослую собаку; разборок не избежать. Вам всегда нужно будет вставать на сторону своей первой собаки как старшей в доме, всячески поддерживать ее авторитет, иначе выяснение отношений может затянуться. У сук он редко доходит до «кровопролития, но те и другие, один раз установив иерархию, сразу успокаиваются. По мере увеличения количества совместных охот работа пары все более слаживается, приходят мастерство и взаимопонимание.
   Сейчас классической безружейной охотой с борзыми занимаются преимущественно женщины. Мужчины же прекрасно охотятся и с ружьем, и с борзыми. Они бывают как нельзя кстати, когда зверь встал в неудобном для выстрела месте или за пределами уверенного попадания.
   Выстрел по зайцу очень сложен и часто дает подранка, которого человеку все равно не догнать. Его очень быстро добирают борзые. Вот тут надо сказать, что при исключительно ружейной охоте для этой цели достаточно иметь только одну борзую, и лучше кобеля: он доберет зайца-подранка и остановит увиденную за пределами выстрела лисицу.
   Сук многие предпочитают из-за покладистого, неконфликтного характера, хотя это касается только отношений с людьми, за кошками и дворняжками они бросаются подчас с большим азартом, чем кобели.
   Кобели встречаются с разным характером. Раньше встречалось немало особей независимых и довольно злобных (не путать со злобой к зверю). Но благодаря правильной селекционной работе в клубах сейчас все больше появляется спокойных и уравновешенных собак, ловящих каждый взгляд хозяина, но на охоте им немного недостает самостоятельности. Суки же отличаются и хорошим взаимопониманием с человеком, и достаточной самостоятельностью. Для успешной охоты борзятники часто объединяются в группы для совместных поездок, случаев серьезных конфликтов между собаками при этом не бывает; главное – охота.

Породы борзых

   Порода № 1 отечественного разведения, гордость российской кинологии – русская псовая борзая. Это украшение рингов самых престижных зарубежных выставок и богатых поместий, неизменно возглавляющая рейтинг самых красивых, импозантных и дорогих пород собак. На своей родине она всегда была и остается прежде всего рабочей охотничьей собакой. Не раз, переживая трудные времена, находясь на грани исчезновения, она все-таки возрождалась, сохраняя свою красоту и уникальные рабочие качества. Позади остались отмена крепостного права, революция, Гражданская и Великая отечественная войны. Казалось бы, теперь старейшей российской породе ничего не угрожает.
   Действительно, в Москве, Санкт-Петербурге поголовье русских псовых достаточно велико, но вот во многих регионах, где традиционно занимались псовой охотой, борзые переживают не лучшие времена.
   Резко снизилось поголовье не только псовых, но и хортых борзых, тазы вообще стали редкостью. И дело вовсе не в дороговизне щенков. В провинции их стоимость самая низкая среди всех других пород. Причина заключается прежде всего в экономических трудностях сегодняшнего дня. Обеспечение семьи требует, как никогда, много времени и сил. Борзым же для поддержания нужной физической формы требуется постоянный моцион, особенно это важно при охоте на зайца, где требуется максимальная резвость.
   Хочется все же верить, что русская псовая борзая не станет более редкой, чем какой-нибудь африканский бурбуль. А порода эта поистине уникальна и создана нашими предками специально для охоты в средней полосе России.
   Это единственная собака, у которой все части тела имеют специальные названия.
   Хвост – правило, спина – степь, она образует плавную дугу, и это называется верхом у кобелей, а у сук – напружиной. О собаке с прямой спиной говорят прямостепая, или скамьистая. Резкий переход от ребер к животу – подрыв, мышцы бедер – черные мяса, а задние стороны бедер, где шерсть удлиненная и волнистая, называются гачами; сама же шерсть – псовина, красиво удлинена также на задней стороне передних ног и под грудью, на шее она образует муфту, а на правиле – подвес. Предкам особенно нравилась вилая, т. е. волнистая псовина и в крупном завитке. Их любовь к красоте проявилась и в прекрасной голове борзой с плотно заложенными на шее ушами, в возбуждении собака поднимает их «конем». Видимо, это наследство от предка – лайки. Узкий лоб перетекает без видимого перехода в изящный щипец (так называется морда борзой), часто он имеет небольшую горбинку у носа. Несмотря на кажущееся изящество морды борзой, ее челюсти обладают недюжинной силой и способны удержать не только матерого русака или лисицу, но и волка. Иной раз челюсти замершей на волке борзой приходилось разжимать ножом. Интересно, что лапы псовой борзой называются за свою удлиненную форму русачьими, а плюсна, как и у зайца, именуется «пазанок». Этим терминам нет числа, и нужно не один год заниматься породой и псовой охотой, чтобы изучить их все.
   В местности, где поля изрезаны лесополосами и для поимки зайца требуются бурный старт и уникальное качество псовой – бросок, этой породе нет альтернативы. К тому же длинная псовина защищает ее в зимнее время и позволяет охотиться при -15 °C.
   Она обладает свойством самоочищаться от грязи, что особенно ценно для собак, живущих в вольере. К сожалению, немало хлопот доставляют колючки, их обязательно нужно вычесывать и процессе охоты удалять из подмышек собаки. Надо сказать, что колючки часто являются не природным фактором, а результатом деятельности человека. Ими густо зарастают брошенные сельхозугодья.
   Характер у псовой покладистый, агрессия к человеку считается серьезным пороком. Создатели породы превыше всего ценили в этих собаках вежливость. От агрессивных особей и скотников, т. е. от собак, нападающих на домашних животных, немедленно избавлялись, несмотря ни на какие другие достоинства. Правда, от страсти к ловле кошек и часто дворовых собачонок современных псовых избавить пока не удалось. Борзые лишены охранного инстинкта, но часто в замкнутом пространстве двора частного дома или на дачном участке этот инстинкт вдруг проявляется, и чужим не дозволяется входить на территорию ее «земельной собственности». Достоверные факты охраны человека и его вещей неизвестны, так как это предполагает прямое нападение на другого человека, что недопустимо для охотничьей собаки, находящейся в угодьях без поводка и намордника.
   Русская псовая борзая – продукт длительного заводского разведения, тщательной племенной работы. Никто не может гарантировать выдающиеся рабочие качества конкретного щенка на 100 %. Часто бывает, что псовые, даже не обладающие идеальным экстерьером, проявляют выдающуюся резвость. Недаром в старину говорили: «Борзая скачет не ногами, а кровями». В этом ключевой момент – только собака с известными рабочими предками может обладать в наиболее полной мере качествами, необходимыми для охоты. Сейчас все кровные борзые обладают родословными, включающими четыре колена предков. Русские псовые, кроме того, должны быть зарегистрированы в Москве и иметь родословную, выдаваемую Российской кинологической федерацией. Только при этом условии они могут участвовать в разведении, полевых испытаниях и выставках. Обладание такой собакой дает дополнительное преимущество: притравку за месяц до начала полевого сезона для подготовки собаки к испытаниям, открытие охоты на неделю раньше при условии участия в охотничьих выставках. Все вышесказанное убедительно свидетельствует в пользу приобретения собаки с родословной. К тому же в деревне над борзыми поставлено немало экспериментов, и даже собака, внешне очень похожая, скажем, на русскую псовую, может иметь среди своих предков не только борзых других пород, но и гончих и даже обычных дворняг. Среди них встречаются довольно резвые особи, но часто их желания работать хватает лишь на первые 2–3 поля, да и, как говорили раньше: «Резвость выборзка, как личное дворянство, по наследству не передается».
   Все вышесказанное относится и к другим породам борзых, но, к сожалению, с хортыми и тазы все бывает сложнее. Большая часть поголовья находится в руках сельских борзятников, и случается, что у чистопородных, прекрасных экземпляров родословная отсутствует лишь из-за несерьезного отношения сельчан к регистрации вязок и своевременному оформлению всех необходимых документов. Это тем более обидно, что каждая из этих пород по-своему прекрасна и необходима. Богатая псовина русской борзой, столь нужная на зимней охоте, становится большой помехой в более теплом климате степей юга России. Хортая создана специально для этих условий охоты, ее короткая, плотная шерсть позволяет успешно охотиться в слишком жаркие для псовой дни, но в то же время хорошо защищает от резкого степного ветра в холодную погоду.
   К зиме хортая отращивает подшерсток, достаточный для охоты в не слишком суровые морозы.
   Ее лапы и зацепы (когти) очень прочны. Подушечки не стираются, а когти не ломаются на твердой сухой степной почве. Ее выносливость в преследовании зверя значительно превосходит это качество у псовой, она неприхотлива в пище и содержании, что вовсе не означает вольной жизни на самообеспечении. Хортая прекрасно ловит зайцев, иногда даже в одиночку. И отучить собаку поедать добычу потом будет просто невозможно. В остальном хортая очень похожа на псовую, ведь основой поголовья были гибриды псовой и грей-хаунда. Другое название хортой – русская степная борзая. Как самостоятельная, стандартизированная порода она сформировалась уже в советский период. До революции любую помесь с гладкой шерстью называли хортой (по аналогии с короткошерстным польским хортом). После Гражданской войны огромное количество этих собак сопровождало сельских охотников, не знавших ни сезонов, ни ограничений, что вызывало праведный гнев властей. Большое число ни в чем не повинных хортых было попросту уничтожено. К счастью, здравый смысл восторжествовал, и власти, наконец, поняли, что бороться нужно с хозяевами, а не с собаками. И сейчас любой желающий может иметь эту отличную рабочую собаку.
   Прародитель хортой – грейхаунд вновь завоевывает позиции среди российских охотников, особенно южных регионов. Еще недавно он был всего лишь собакой для бегов и выставок, а сегодня неизменно поднимается на пьедестал почета во всероссийских состязаниях по зайцу-русаку. Диплом I степени становится для него обычным делом. Но сезон охоты с грейхаундом чрезвычайно короток. С падением температуры воздуха в геометрической прогрессии падает и резвость грейхаунда. А она поистине феноменальна и достигает 60 км/ч, в то время как высшее достижение псовой – 55 км/ч, но это на кинодроме. А в жизни, когда псовая все больше входит в рабочую форму и замечательно себя чувствует при минусовой температуре, грейхаунд вынужден лечь на диван до следующей осени. Пытаясь преодолеть этот барьер, охотники юга гибридизируют грейхаунда и хортую, что несет для последней большую опасность утратить породную самостоятельность и многие ценные качества. Грейхаунд не может сравниться с хортой в выносливости и неприхотливости, его лапы очень подвержены травматизму, переломы пальцев – обычное явление. Сторонники грейхаунда готовы мириться с этим ради блестящей, молниеносной работы по зайцу-русаку. Все же для охотника-практика, старающегося использовать сезон охоты максимально, это не слишком подходящая собака.
   Восточные вислоухие борзые составляют в мире самую большую группу ловчих собак. Их происхождение теряется в глубине веков. По легенде именно восточную борзую тазы Ной взял на свой ковчег. Уважение к ним безмерно. Хорошую восточную борзую хозяин-мусульманин не продаст ни за какие деньги.
   В нашей стране наиболее распространена и пригодна для охоты борзая тазы (в большей степени ее казахская разновидность: она крупнее и мощнее утонченной изящной туркменской тазы, являющейся гордостью своего народа наравне с легендарным ахалтекинцем). Тазы не может похвастаться резвостью европейских борзых, но ее упорство в преследовании зверя и идеальная приспособленность к условиям жаркой полупустыни поразительны. Между пальцами тазы растет шерсть, что хорошо защищает лапы от острых камешков и горячей почвы. Уши в бурках удлиненной шерсти делают их особенно привлекательными внешне. Может показаться странным, что отличное по качеству племенное гнездо тазы имеется в Санкт-Петербурге. Более того, почти все собаки питерцев имеют полевые дипломы. Их хозяева регулярно выезжают на полевые испытания в другие регионы страны, но куда более удивительно, что есть немало случаев поимки русака тазы непосредственно на пересеченной местности Ленинградской области, что даже псовым нечасто удается. Это говорит о способности тазы сохранять рабочие качества даже в самых непривычных условиях.
   В России культивируются и другие породы восточных борзых. Для охоты используется небольшая популяция киргизских борзых тайганов и бакхмулей. Обе эти породы предназначены для охоты в горной местности в силу их своего происхождения. Бахмуль – разновидность афганской борзой, он обладает неплохими рабочими качествами, но его ноги покрыты удлиненной шерстью – штанами. В липкую грязь и мокрый снег он становится совершенно беспомощным. Колючки способны превратить его красивое одеяние буквально в панцирь. Тайган очень ценится на своей родине, и его вывоз практически полностью запрещен. В России все же стараются поддерживать имеющуюся популяцию на должном породном уровне, недавно даже состоялась монопородная выставка тайганов. Среди них имеются обладатели полевых дипломов, есть они и у бакхмулей. Имеются и другие разновидности афганской аборигенной борзой, внешне более напоминающие тазы, но не с таким сухим телосложением и большим количеством шерсти. Секция, занимающаяся этими собаками, есть в Московском клубе «Элита». Остальные породы восточных борзых пока имеются лишь в единичных экземплярах и появляются только на сертификатных выставках. Афган из-за своей роскошной шерсти является чисто декоративной борзой, декоративным стал и флегматичный добряк ирландский волкодав. На всероссийской выставке охотничьих собак в Тамбове присутствовала шотландская борзая – дирхаунд. На своей родине он использовался для охоты на оленя, и способен ли он поймать зайца, сказать трудно. Имеется уже немало малышей – уипеттов, малых английских борзых, имеющих дипломы по русаку без поимки. Для них затруднительно удержать нашего матерого зайчину, и полевые испытания скорее развлечение для уипеттов и их хозяев, чем проверка рабочих качеств.
   Благодаря энтузиазму Варлама Тариэловича Га-бидзашвили – известного дрессировщика диких животных для съемок в кинофильмах и заводчика борзых разных пород, сейчас возрождается аборигенная порода юга России, которая так и называется – южнорусская борзая. Во внешнем облике она сочетает черты псовой и тазы, но не повторяет ни одну из них в точности. Хозяева собак этой породы довольны полевым досугом своих питомцев. Вероятно, и в приемах охоты они счастливо сочетают качества восточных и псовых борзых.
   Все борзые хороши по-своему, если они породные и в полной мере унаследовали рабочие качества предков, а каждый борзятник фанатично предан выбранной породе, хотя бывает, это происходит не сразу. Когда же, наконец, это случится, выбранная порода становится самой лучшей на всю жизнь.

ОХОТА С ГОНЧИМИ

ДРУГИЕ ВИДЫ ОХОТЫ НА ЗАЙЦА

   Есть у современных охотников свой праздник – открытие охоты на пушного зверя, но никто его так не называет, говорят просто «открытие», и хочется это слово написать в большой буквы, как название любого другого праздника. А ведь сезон охоты по перу открывается значительно раньше, но столь большого общественного резонанса не вызывает. В приподнятом настроении охотники обмениваются звонками по телефону, договариваясь, куда поедут на открытие. Часто звучит фраза: «Ну, куда завтра на зайца?» Не на кого-нибудь, а на зайца, он – король этого праздника, шансы найти именно его обсуждаются товарищами по охоте. Собаки самых разных пород, видя сборы хозяина, в волнении не находят себе места.
   Благородным островным легавым, отменно поставленным по болотной и полевой дичи, гоньба зайца строго воспрещена, а вот все остальные могут разделить праздник со своими хозяевами. Очень неплохо на зайца охотятся с таксой, которая, по сути, является пешей гончей. Заяц под таксой ходит не торопясь малыми кругами, его легко подстоять у места подъема. Крупным же недостатком является коротконогость собаки, ей тяжело долго быть на гону, многие препятствия для нее труднопреодолимы и быстро выматывают маленького помощника. Континентальным (немецким) легавым, славящимся своей уникальностью, помогать охотнику в поисках зайца, как говорится, сам Бог велел. Вся ее поза, движение хвоста скажут охотнику, что искомое рядом. Используют для такой охоты и лайку, и ягдтерьера. Лайка остается прекрасным помощником даже в сильные морозы, и, будучи достаточно резвой собакой, к тому же обладающей прекрасным чутьем, окажет неоценимую помощь в доборе подранков. Ягдтерьер же известен своей жадностью до всякого зверя и бывает полезен почти на любой охоте.
   Конечно, на зайца можно охотиться и без собаки. Иногда при охоте на беляка роль гончей выполняет один из охотников. Подняв зайца с лежки, он гонит его по следу, изредка подавая голос и не создавая слишком много шума. Тогда заяц, сделав небольшой круг, пройдет вблизи лежки, где, замаскировавшись, его может перенять второй охотник.
   Довольно редким способом охоты на зайца является подкарауливание в местах кормежек, т. е. охота на засидках. В светлые, лунные ночи засид-ку можно устроить в стоге сена, брошенном строении или другом месте, скрывающем охотника от глаз зверя. Караулить зайца можно везде, где заметны следы его жировок: у садов, огородов, стогов, гумен. Можно дополнительно выложить приманку в виде снопиков необмолоченного овса или веников из лиственных пород деревьев, заготовленных с лета. Дистанцию до будущего объекта нужно определить еще днем для обеспечения верного выстрела, к тому же нужно учитывать, что тень, падающая на снег, значительно темнее самого зверька. Таким способом охотятся преимущественно на русака.
   Небезынтересна охота на беляка в узерку. Она возможна в период предзимья, когда заяц уже побелел, а снег еще не выпал или стаял при потеплении. В теплые влажные дни лист не шуршит под ногами, и зайца стреляют прямо на лежке с подхода. Его белая шубка хорошо заметна на темном фоне лесной подстилки. В это время беляк ложится под каким-нибудь прикрытием: лапой ели, ветками упавшего дерева или наклонившегося куста, у пня. В дождливые годы придерживается возвышенностей, в сухие – низин. Сознавая свою уязвимость, он таится, лежит крепко и довольно легко подпускает на выстрел при соблюдении осторожности. Подходить к увиденному на лежке зайцу нужно как бы стороной и не спеша.
   За рубежом и на юге бывшего СССР очень популярная охота на русака котлом. В угодьях большая группа охотников выстраивается широкой подковой и движется вперед, наганивая зайцев друг на друга.
   Кажется, все просто, но есть и свои особенности, без знания которых охота не будет удачной. Обязательно нужен ведущий – человек с организаторскими способностями, иначе люди могут разбрестись и даже потеряться. Если все участники будут четко выполнять его указания, подаваемые голосом и жестами, не будет лишнего гвалта, распугивающего зайцев. Руководитель становится в центр подковы, чтобы передавать указания на правое и левое крыло. Каждый участник при движении ориентируется на заднего соседа, тогда цепь не распадается, и он видит передаваемые от руководителя указания.
   Если поднявший зайца не смог его взять, то криком «держи» оповещает других участников об этом. Лучше всего сразу залечь за укрытие; возможно, заяц набежит именно на вас, пока кто-нибудь не крикнет «дошел». Тогда движение возобновляется. Дистанция между стрелками составляет от 40 до 70 м в зависимости от местности. У матерого русака часто хватает выдержки сесть в котле и выбрать самый большой разрыв в цепи, чтобы уйти между стрелками, поэтому важно соблюдать дистанцию и вовремя залечь. Обычно охота прекращается, как только количество взятых зайцев сравняется с количеством участников, либо с наступлением сумерек.
   Иногда так охотятся и у нас, но чаще практикуется охота самотопом. Она похожа на охоту с борзыми, но рассчитывать при подъеме зверя приходится только на себя. Такой охотой лучше заниматься людям метким, с хорошей реакцией и хладнокровием. Зверек может вскочить неожиданно и быть на выстреле всего лишь долю секунды, а подранка добирать некому, да и следов не останется, так как таким способом охотятся по чернотропу.
   Намного результативнее и интереснее охота на русака троплением, т. е. разыскивая зайца зимой по следу. Удобнее такой охотой заниматься в начале зимы, пока снег неглубок и можно ходить без лыж, хотя главное не это, а выпадение свежего снега – пороши. Если снега давно не было, получается многоследица, и на успех рассчитывать не приходится. След зайца называется маликом, в старые времена так называли следы молодых некрупных зайцев, сейчас любые. Даже названия порош связаны со следами зайца. Длинной называют порошу, когда снег кончился еще до того, как зайцы вышли на кормежку, и все жировочные следы хорошо видны. Если снег прекратился перед рассветом, порошу называют короткой, так как видны только следы, ведущие на лежку.
   Если снег шел всю ночь и закончился уже днем, пороша мертвая, и идти на охоту бесполезно. Бывает, после первого снегопада зайцы лежат несколько суток, и при длинной пороше не увидишь ни одного следа. Такие отлежки бывают и среди зимы, но длятся не более суток. Для успешной охоты нужно уметь различать следы беляка и русака. Беляк залегает в густых зарослях, и подойти к нему бесшумно чрезвычайно трудно, как и сделать успешный выстрел. Только очень опытный охотник может вытропить беляка в теплую погоду, когда он лежит достаточно крепко. Необходимо также различать ходовые (с лежки на лежку), жировочные (в местах кормежек) и гопные (напуганного) следы зайца (рис. 8).
    Рис. 8. Типы наследов зайца а) ходовой; б) жировой; в) гонный
 
   На жирах следы расположены близко друг от друга, встречаются шарики помета и точки мочи. Ходовой отличается более длинными прыжками, на нем также встречается помет и моча, если он ведет на лежку, в отличие от ходового на жиры, где испражнения отсутствуют. Если расстояние между следами очень длинное, это гонный след и тропить его бесполезно, напуганный заяц на выстрел не подпустит. Основное правило тропле-ния – идти параллельно следам, не наступая на них. Периодически оглядывать местность – заяц может подняться раньше, чем вы до него дойдете. Если ходовой след привел на жиры, их нужно обойти вокруг и найти след, ведущий на лежку. Но отличительные признаки – петли, двойки, тройки, скидки и покопы. Двойка и тройка – это след зайца, когда он 2 или 3 раза возвращается по своим следам, при этом в отличие от петли следы покрывают друг друга. Скидка – это длинный прыжок в сторону, который заяц старается скрыться, прыгнув на кочку, в пучок травы или кустик, здесь он может залечь или начать опять петлять, делая покопы, как бы примеряясь, подходит ли это место для лежки. В глубоком снегу он может откопать целую нору глубиной до 1,5 м. Даже небольшой бугорок в чистом поле может указать на наличие лежки. Увидев на лежке зайца, не следует приближаться к ней прямо, а нужно проходить как бы мимо. При троплении не нужно спешить, но желательно и не останавливаться: ваше движение пугает зайца меньше, чем длительная остановка.
   Самая редкая ныне и необычная охота на зайца – с ловчей птицей. Самый известный в нашей стране сокольник Юрий Носков успешно охотится со своим беркутом Алтаем не только на зайцев и лисиц, но даже на косуль. Алтай снялся в 10 фильмах, немалом количестве передач, сейчас ему 28лет, и он до сих пор успешно охотится, причем не в степных, а преимущественно лесных угодьях. Сейчас соколиная охота на подъеме. Издаются книги, печатаются статьи по теории охоты с ловчей птицей. Большая серия дельных статей для начинающих сокольников и беркутов была опубликована в журнале «Природа и охота. XXI век».
   Обо всех охотах на зайца можно сказать только одно – это большой труд, наблюдательность и везение, а к концу сезона заяц становится настолько ученым, что матерый русак, взятый на закрытии сезона, ценнее любого кабана.
   И последний совет, касающийся в общем-то и любой другой охоты: если вы с товарищем, собакой, никогда не рискуйте делать выстрел по зверю, оказавшемуся вблизи человека или собаки. Помните: жизнь человека и четвероного друга дороже сиюминутного трофея.
   Если вы одновременно с товарищем стреляли по зайцу и неясно, чей выстрел был убойным, и больше в этот день удача вам не улыбнулась, не ссорьтесь, а просто разделите тушку поровну. Нередко, когда ходят втроем, а добыт только один заяц, собираются у одного из участников охоты и отдают должное трофею за общим столом. Дружба прежде всего, а общение не менее важно, чем сама охота.

ЭКИПИРОВКА ДЛЯ ОХОТЫ НА ЗАЙЦА

   Как уже говорилось ранее, в основном охота на зайца ведется по первому снегу или по чернотро-пью, т. е. поздней осенью и зимой. Поэтому для успешной охоты большое значение приобретает правильная экипировка охотника. И начать следует прежде всего с одежды.
   Одежда охотника должна быть удобной, прочной. Она должна быть из натуральных материалов (хлопка, льна, шерсти). Тело в такой одежде дышит (ткань не препятствует испарению пота). Кроме того, натуральные ткани лучше согреют. Вниз лучше всего надеть хлопчатобумажную рубашку или футболку либо тельняшку с начесом. Очень удобен продающийся в специализированных магазинах костюм «Телохранитель», представляющий собой хлопчатобумажные блузу и трико.
   Костюм сделан как бы из сетки, что обеспечивает хорошую вентиляцию и защиту от комаров в теплое время года (комары просто прокалывают верхнюю одежду и не достают до поверхности кожи). Зимой он хорошо согревает.
   Отдельно следует сказать о термобелье. Термобелье – это функциональное нижнее белье, основным назначением которого являются сохранение тепла и отвод влаги с поверхности тела. Его обычно используют для повседневной носки те, кто занимается спортом, охотой, рыбалкой, активным отдыхом. Термобелье делают из полиэстера, полипропилена, шерсти, хлопка или их сочетания. Полностью синтетические материалы лучше отводят влагу и более долговечны. Принцип работы термобелья очень прост: содержащийся в термобелье воздух, соприкасаясь с телом, нагревается до комфортной температуры, благодаря чему создается защитная воздушная прослойка между кожей и холодной внешней средой, а как известно, воздух – очень хороший тепло-изолятор, и получается эффект сохранения тепла.
   При любой физической деятельности организм человека выделяет влагу (пот), которая, накапливаясь в ткани обычного белья, снижает его теплоизоляционные свойства. На согревание и испарение этой влаги расходуется дополнительная энергия. Термобелье отводит влагу от тела. Защитная воздушная прослойка между кожей и внешней средой за счет разницы давления выталкивает влагу из него. Это снижает теплопотери организма в холодную погоду, создает ощущение комфорта и защищает организм от переохлаждения.
   Поверх надевается рубашка из тонкой шерсти или байки, затем толстый или тонкий свитер. Затем надевают теплую куртку или телогрейку. Оптимальной верхней одеждой являются специальные охотничьи куртки защитной окраски. Армейские бушлаты неплохо маскируют, но несколько сковывают движения и тяжеловаты. Верхняя одежда не должна быть из шуршащей ткани.
   На ноги надевают суконные брюки поверх толстого трико. В особо холодное время можно надеть и ватные штаны.
   Обязательным элементом одежды охотника является головной убор. В осенне-весенний период надевать надо шерстяную вязаную шапку, а зимой – меховую шапку-ушанку.
   Зимой для маскировки используют маскхалат или белый маскировочный комбинезон.
   Главное правило в выборе одежды – в ней не должно быть слишком жарко или слишком холодно, должно быть слегка прохладно, и во время движения вы будете чувствовать себя вполне комфортно.
   Если нет уверенности в погоде, одеться надо чуть теплее, если станет жарко лишнюю одежду всегда можно снять.
   Охота – это в основном пешее занятие, поэтому не менее важна для охотника и обувь. Она не должна быть маленькой или слишком большой, так как в ней придется провести не один час. Прекрасно подойдут утепленные ботинки с высоким берцем, препятствующим травмированию голеностопного сустава.
   Очень любимы охотниками резиновые сапоги. В резиновых сапогах можно ходить при минусовых температурах (не ниже -10 °C). Такие сапоги следует выбирать на 2–3 размера больше, так как под них надевают сначала тонкий носок, затем толстый шерстяной. Сверху ноги обматывают портянками.
   Сапоги должны быть с высоким подъемом, чтобы, даже если носки и портянки промокнут, сапоги легко снялись. Зимой охотничья обувь – это валенки, под которые также надевают тонкие и толстые носки и портянки. Не менее удобны и летные унты.

НОЧЕВКА ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ

   Осенне-зимняя охота всегда сопряжена с возможностью ночевки под открытым небом, поэтому в первую очередь следует позаботиться о выборе места для ночевки, а для этого надо знать несколько простых правил: нельзя располагать стоянку у основания желобов, у сыпучих скал, в местах возможного схода лавин и камнепадов, на снежных и скальных карнизах и под ними. По возможности следует избегать возвышенных, оголенных пространств, седловин хребтов, узких трубообразных ущелий и других мест, сильно продуваемых ветром. В тайге не рекомендуется располагать лагерь в пожароопасных, на заболоченных местах, возле гнилых, подпиленных, подрубленных деревьев. Лучше всего выбрать место на опушке леса.
   В теплую сухую погоду можно заночевать просто у костра. Если же остановка рассчитана на несколько дней, то лагерь следует разбивать неподалеку от воды, на высоком, защищенном от ветра месте, так как в низинах всегда холодней. Зимой не следует устраивать ночлег под деревом, на ветвях которого много снега.
   В случае ночевки под ним нужно прежде всего стряхнуть этот снег.
   Выбрав место для ночевки, надо очистить площадку для костра. Огонь следует разводить на таком расстоянии от постелей, чтобы искры не долетали до них. Хорошо ночевать под отражающим тепло навесом или в балагане. Устройство их несложно.
   Для теплоотражающего экрана подходят плащ-палатка, простыня или кусок брезента длиной 1,5–2 м и т. п. Ткань натягивают под углом 45–50° с наветренной стороны костра между двумя деревьями или вбитыми в землю кольями. Для прочности козырька колья навеса можно связать поперечной жердью. Под навес кладут подстилку – лапник, сухой камыш. Под таким укрытием можно спать даже в мороз. Для этого перед тем как устраивать навес на выбранном для постели месте, разгребают снег и разводят костер, прогревая землю. Когда костер прогорит, угли и золу отметают в сторону, а на теплую землю укладывают толстый слой подстилки.

СОВЕТЫ ДЛЯ ГУРМАНОВ

   Довольно часто перед охотниками встает проблема: что же делать со столь желанным трофеем? Просто пожарить – скучно и банально, сварить – тоже не то.
   Мы обратились к поварам, и вот что они посоветовали.

Конец ознакомительного варианта книги

Количество глав в ознакомительном варианте: 4
Количество глав в полном варианте: 40

Для того, чтобы купить полную версию книги перейдите по этой ссылке.